Летучий Голландец (рассказ)
sandoran
 

Летучий Голландец

 

  - Загадай желание.

  - Хочу жить вечно!

  Это было всего десять лет назад. А спустя мгновение Капитан всё-таки задумался о вечной жизни без любви и решил, наконец, пристать к берегу. Там, как он считал, ждала его женщина – первая женщина с большой земли, которая полюбит его за один день. Капитан решил взять женщину на свой корабль – в довесок к бессмертию или, быть может, чтобы хоть что-то изменить…

  Отвернувшись от иллюминатора, моряк склонился к столу с шестью зажжёнными свечами и разложил в центре круга навигационные карты. Свечные огоньки кивали не в такт на его движения, за каждым плясали неровные, порубленные тени, похожие одна на другую.

  - Каков маршрут по курсу, Штурман?

  Один из огоньков качнулся вне очереди, и из-за него донёсся голос, похожий на первый.

  - Без валета стрит-флеш, Капитан.

  Моряк поднял глаза на тень, ломающуюся напротив него. Видимо, за годы пьянства в штурманской голове поприбавилось морской воды. 

  - Какого, к чёрту, валета? – переспросил Капитан, привставая от стола. От неосторожного движения свечной огонёк ещё раз поклонился, да и погас. – Кок, скотина, когда в последний раз ты давал ему ром? Кстати, как у нас с остальной провизией?

  - Крысы бегут с корабля, - был ответ.

  - Куда?! – Капитан покосился через плечо в открытое море. – А чем я должен кормить команду?

  В каюте стало ещё чуть темнее. Дымок от двух погасших свечей кружил в сквозняке из приоткрытого иллюминатора.

  - Мне же нужна команда, - ворчал Капитан. – Команда, чтобы добраться до берега… Боцман! Сколько людей осталось на судне? Пятнадцать? Десять?

  - Какое там, бл…, - вздохнул Боцман. – На корабле некому даже поднять бунт.

  - Какой ещё бунт?! – Капитан смотрел, как трясёт руками в гневе боцманская тень. До уха моряка донёсся гудок и шум паровых двигателей. – Что происходит?! Где Квартирмейстер?

  Раздался выстрел, и четвёртая свеча погасла.

  - Кто это был?!

  - Канонир, сэр, - подал голос Квартирмейстер. – Последняя пуля…

  Судно заметно качнуло на один бок. На верхней палубе раздались первые шаги.

  - Что же у нас осталось? – Капитан смотрел на собственные руки и видел сквозь них старый деревянный стол.

  - А что могло остаться, сэр? – ответил тот же голос, видимо, Квартирмейстера. – Десять лет плавания без захода в порт... Вы нерешительны в любви, сэр.  

  И они все замолчали. В голове Капитана шумело море, а тело было словно не своим. Так бывает, когда смутно помнишь выпитое, но ещё есть чего добавить. Шаги наверху стали громче, затихли по другую сторону двери.

  - Голландец последним покидает свой корабль, - произнёс Капитан, задувая оставшуюся свечу.

 

  Когда матрос торгового судна, обнаружившего корабль-призрак, спустился в каюту капитана, там пахло давнишней солёной сыростью и – еле заметно – растопленным воском. Сквозь непросмоленные щели просачивалась морская вода. Матрос подошёл к приоткрытому иллюминатору и вслушался в шелест чёрно-синего моря. Волны лизали корму, мелкие брызги попадали в лицо, горизонт был чёрен и оттого близок. Было спокойно и уютно – как в доме, где тебя всегда ждут. Говорят, в море живы все, кто когда-либо любил нас. Вот бы остаться с ними – подольше.

  - Загадай желание, - услышал моряк шёпот моря.

  Он развернулся и зажёг по очереди шесть свечей на капитанском столе.

 

 

?

Log in

No account? Create an account